Sign in to follow this  
Followers 0
Sarmat

Эссе о затворе к98

6 posts in this topic

Эссе о затворе к98

Как-то недавно гуляли с женой в поздне-осеннем лесу где-то в районе Абинска. Именно гуляли – это главное, для чего мы ездим в лес. Прибор, как АКМ на плече, удобно и привычно лежал в руке. Ходили лениво, медленно, вдыхая полной грудью чистейший горный воздух, любовались багряным покроем гор, ухо ласкал шепот раздувшейся после прошедших дождей горной речки. Испытывали неземное блаженство от ощущений “проваливания” ноги в толстый покрой листьев, срывали и жевали уже слегка подмороженные сладковатые ягоды боярышника, и вообще – непонятно, что мы здесь делаем, в этом пустом, сыром и промозглом осеннем лесу? Что нас так тянет в него? И не просто в лес, а в места, где что-то было, мы-то об этом знаем точно …

Наш пикающий друг тоже пребывал в лености, неспешно выдавая информацию в-основном об осколках. Изредка из-под лопаты вываливались гильзы-отстрел, свидетельствующие о том, что точно кто-то в кого-то когда-то стрелял здесь.

А мы просто гуляли. Нет цели что-то найти обязательно, потрясти мир некоей супер-находкой или неким знанием о событиях, до сих пор неизвестных никому. Счастье не в обладании, а в способности владеть, то есть распоряжаться, использовать драгоценные секунды утекающей жизни. На благо себе и другим. Не так ли?

Вдруг товарищ прибор показал более крупный предмет, нежели чем многочисленные осколки. Наверное, более крупный осколок, заметила подруга. Нет, это не осколок, ответил я, выворачивая ком земли и успев заметить в нем нечто правильных геометрических форм. Затвор! Затвор от к98, обычный, стандартный, в полном сборе и в отличном состоянии.

Вот это да! Совершенно неожиданная находка. Как он тут оказался? Ведь совершенно точно тут шел бой. Хотя … причин могло быть десятки.

А вот представьте, ведь этот кусок железа собирали на конвейере чьи-то заботливые руки, руки, которые после сборки этого куска железа пришли домой, мылись мылом под струей воды в умывальнике, брали ложку и помогали человеку хлебать суп. А потом заботливо подтыкали одеяло уснувшей дочке, гладили её по щечке, поправляли возле подушки слоника и обезьянку.

А потом, уже гораздо позже, когда все дети уснули, ласкали нежное и упругое тело молодой супруги… наверное, это было в Бельгии. Фабрик Националь … может быть.

А потом затвор чьими-то другими мастерскими руками был вогнан в тело винтовки. Несколько раз его двигали туда-сюда, щелкали спуском … Вынули … Густо смазан, обернут упаковочной бумагой … затем темнота. Затвор только слышал ругань грузчиков, потом стук вагонных колес. Вдруг – ослепительный белый свет. Берлин. Парад. Затвор медленно качался на плече марширующего солдата. Вокруг было много марширующих солдат, очень много, а высоко на трибуне он увидел фюрера. Тот кричал что-то на непонятном немецком языке, затвор ничего не мог понять, ведь он знал только французский … И он не знал, что это фюрер, просто другой затвор в соседней винтовке, более продвинутый, так как был немец, шепотом сказал ему об этом.

Потом было очень много событий, они мелькали, как в калейдоскопе, поэтому затвор ничего не запомнил. Он запомнил только слова Брест, Минск, Гомель и какое-то непонятное странное слово “партизаны”. Он очень напряженно работал, Бог знает, сколько капсюлей ему пришлось расколошматить, тысячи, а может, десятки тысяч. Солдат ему попался ласковый, постоянно смазывал его, протирал, ласкал и нежил щелочью и маслицем. Кушвл затворчик и пыль и песок, хлебнул болотной водицы, однако хозяин его в обиду не давал, постоянно ухаживал и подкармливал. Потом затвор помнит, что снова долго ехал в вагоне – опять стук колес. Потом – долгая темнота. Затем – снова свет и непонятное чужое слово “Ростов-на-Дону”.

Обидно быть затвором. Очень мало видно и непонятно – что там впереди делается. Видно только сбоку, и то – чуть-чуть. Каждый раз напрягаться – заводят тебя что ту игрушку заводную, все мышцы сжимаются в упругий комок – потом –бац – по капсюлю … бедные капсюля – сколько их пришлось затвору снова поперебить!

Опять непонятное слов – “Кубань”. Господи, где я, куда меня занесло? Что такое? Что за “расстрел”? Опять работать! А когда же отдохнуть? Почему у меня другой хозяин, где прежний и что с ним? Этот новый – грубиян и невежа, дергает меня с ожесточением туда-сюда, еще и обзывается, когда патрон осечный. А я тут при чем? И руки у него какие-то неласковые, нет в них любви. Устал видно солдат от войны. Противна она ему. Говорит своим товарищам – как хорошо бы домой. Чужие здесь мы, среди этих роскошных гор.

Стояли мы с женой над бурной горной речкой, крутили затвор в руках. Сколько мыслей пронеслось вихрем! Сколько дум. Сколько еще хотелось бы сказать.

Булькнул затвор в водовороте. Не стало его. Никто никогда его больше не сожмет в своей руке. Несколько лет – и только маленький ржавый кусочек железа, избитый камнями, будет глубоко на дне доживать свои последние дни воспоминаниями о Берлине, о Минске, о своей далекой родине – Бельгии …

Сармат, г. Анапа, 28 октября 2007 г.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Концовка...ээээ....несколько....ээээ....надуманная....ээээ...

А эссэ хорошее.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Неплохо,самого порой в такие дебри мыслительной чащи уносит,еле обратно возвращаюсь....

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Концовка...ээээ....несколько....ээээ....надуманная....ээээ...

А эссэ хорошее.

+1

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.