Владимир Николаевич

Классика... Добавить нечего.

18 posts in this topic

…ни туристские группы бюро путешествий Кука, ни приятные экскурсии по льготным ценам, ни осмотры глубоких блиндажей, освещенных романтичными карбидными лампами, не могут этого изменить. Земля эта принадлежит мертвым.

Но и на этой земле, когда-то вздымавшейся от бесчисленных взрывов, в этой стране застывшего ужаса, с ландшафтом, словно изрытым бесчисленными кратерами, живут люди. Их почти не видно - так хорошо они вжились в окружающий их ландшафт, так мало они заметны на его фоне. Желтая или серая одежда на них - в грязи. Иногда их сотни, а иногда, возможно, и тысячи, но работают они в одиночку и так рассеяны по всей округе, что, кажется, их совсем мало ¬этих неутомимых муравьев в воронках.

Они живут обособленной жизнью, не покидая иногда месяцами лагерных бараков, редко наведываясь в деревни. Эти люди - искатели.

Места боев превратились в объекты спекуляций. Некий предприниматель, получив от правительства разрешение собирать здесь весь ценный металлолом, нанимает для этого искателей. Они охотятся за всем, что имеет ценность - старые винтовки, неразорвавшиеся снаряды, бомбы, рельсы, катушки с проволокой, лопаты. Для них эти места, места памяти, молчания и скорби - всего лишь железные, стальные и медные прииски. Особенно их привлекает медь. За нее платят больше всего.

Большинство искателей - русские. В этом безмолвии и они стали молчаливы. Держатся особняком. Никто не ищет их общества. Хотя правительство и выдало уже тысячи разрешений, все равно кажется, что делают они что-то нехорошее. Пусть там, в земле, металла на несколько миллионов франков - но в ней же и слезы, и кровь, и страх миллионов.

Занятие это прибыльное, и многие искатели довольно скоро могут позволить себе купить автомобиль. Долгие годы артиллерия заботилась о том, чтобы теперь у них был заработок. Но времена первых быстрых находок на поверхности прошли, и теперь нужно копать глубже, до следующего слоя сокрытых землей сокровищ. Грунт твердый, и один-единственный раскоп шириной всего в пару метров они копают целую неделю. Поэтому важно выбрать правильное место. А для этого нужен опыт.

Обычно сначала почву пробуют на металл длинными железными щупами. При этом можно натолкнуться на сапог, потому что он тоже твердый, и там, под землей, сапоги в основном хорошо сохраняются. Но искатель уже понимает, что к чему, - он набил руку. И как правило, сразу решает, стоит здесь копать или нет. Наткнулся на каску - прекрасно, она предвещает хорошую находку. Несколько старых опытных искателей начинают копать только в тех местах, где из-под земли пробился какой-нибудь куст. Это примета, по которой они смекают: тут засыпанные блиндажи с трупами, иначе куст так хорошо бы не вырос. А в блиндаже обычно можно найти любой металл.

Если повезет, случается обнаружить пулемет или даже целый склад боеприпасов. Тогда сразу можно заработать несколько тысяч франков. До сих пор рассказывают об одной находке - немецком аэроплане. В кабине пилота все еще сидел скелет, у ног которого стоял ящик, а в нем - пятнадцать тысяч марок золотом.

Везде одна и та же картина. Сначала землю вскапывают и рыхлят, а затем уже перебирают руками. Вот появляются ручные гранаты немецкие, с длинными ручками, за ними солдатский котелок. Все это не представляет большого интереса. А ствол винтовки, кривой, изъеденный коррозией, напротив, сразу же отправляется в кучу уже собранного ржавого металла. Или каска. Под ней блеклые, серовато-зеленые мокрые лохмотья, истлевшие, уже почти что глина. Череп еще с волосами, светлыми волосами: череп с пробитым лбом. Искатель кладет его в маленький ящик за собой. Потом встряхивает жалкие грязно-зеленые лохмотья - остатки мундира, и из них высыпаются коричневые кости, покрытые пятнами. Последние кости он вытаскивает из носков сапог. Все это перекочевывает в ящик, а вечером отравляется на главный склад для идентификации. Сморщенный кошелек с почерневшими деньгами остается лежать на земле. Остатки почти сгнившего бумажника тоже. Но вот снова раздается удар лопаты по металлу, появляются железные столбики и катушки с проволокой - хорошая находка.

Картина эта повторяется сто и тысячу раз: истлевшие лохмотья, пара костей, череп, кое-что из снаряжения, ржавая пряжка от ремня, подсумок для патронов - все, что осталось от солдата. Он тоже был бы счастлив дожить до наших дней.

Некоторые искатели говорят, что по форме нижней челюсти могут определить, что это за череп - немецкий или французский. Вечером кости обязательно нужно отправить на склад, иначе до утра их сожрут лисы. Странно, что лисы тут питаются костями. Видимо, здесь им больше нечем поживиться. Но лис в округе множество.

Искатели засели в своих бесчисленных маленьких ямах и роют, как кроты. Да, конечно, кости, которые они находят, потом идентифицируют. Их захоронят на кладбищах, поместят в мавзолеи, в гигантские каменные гробницы. И все-таки было бы лучше оставить их здесь - пусть лежат они вместе, эти солдаты, как лежали тут вот уж десять-двенадцать лет, ведь все они боевые товарищи.

Похоже, и сами они не хотели бы иного, ведь сама земля словно охраняет их, оберегая от пронырливых рук, что выискивают меж их останков металл и деньги. Ведь рядом с убитым солдатом спит и его оружие. Оружие, которое зачастую не утратило своей убийственной силы. Достаточно и одного удара киркой. Резко копнул землю - и она взрывается, с глухим грохотом взлетает в воздух, рассыпая осколки, и смерть из-под земли своей быстрой рукой хватает искателя. Уже многих разорвало на части, многие стали калеками и каждую неделю к ним добавляются все новые и новые жертвы. Смерть, унеся сначала жизнь солдат, стоит теперь на страже у могил ею же убитых, а земля стережет их, будто не хочет, чтобы лежали они в великолепных мавзолеях, а оставались там, где погибли в бою.

И над этим земляным саваном время остановилось, оторопев от той неизбывной боли, что простерлась здесь от горизонта до горизонта. Над этим саваном нависли безмолвие, и скорбь, и память.

Эрих Мария Ремарк.

Безмолвие над Верденом.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Годы идут. Ничто не меняется...

Я и говорю - классика. На все времена.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сначала подумал было, что очередной журналюга родил очередной пассаж. Начал читать и удивился: слог-то какой!

Ремарка прочел почти всего, но эту вещь пропустил. А зря.

Сказать, что сильно написано - значит вообще ничего не сказать :?

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Даааа, поглядел только сегодня сколько народу полегло там - Сталинград с Вязьмой и Демяном как-то не смотряться... Ржев - да, "переплюнул"....

Вот бы где порыть... По-человечьи, с разрешениями, в полный профиль, археометодом... Недельки три-четыре в году... Эххххх....

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Обратите внимание - и тут русские черные копатели отметились.

Ибо их больше.

Сам Ремарк высочайшим вниманием почтил.

А вот французы и англичане брезговали такой работой. зато было много скандалов. связанных с тем, что туристы ( а там лет через 10 после войны было модно шляться у подросшего поколения и у тех. кто в тылу отсиживался - дескать мы тож на фронте были) на черепах выцарапывали всякие надписи.

Особо модно было царапать СВОИ имена на чужих черепах, чего я просто не понимаю.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Эрих Мария Ремарк.

Безмолвие над Верденом

блин, никак не могу найти в сетке... :(

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

В сетке нет... Это видать из очерков....

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Обожаю Ремарка, прочитал все собрание сочинений, но такого не читал. Где скачать или купить???? :cool:

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Обожаю Ремарка, прочитал все собрание сочинений, но такого не читал. Где скачать или купить???? :cool:

Сочинения полного в СССР/России не издавалось...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Сначала подумал было, что очередной журналюга родил очередной пассаж. Начал читать и удивился: слог-то какой!

Ремарка прочел почти всего, но эту вещь пропустил. А зря.

Сказать, что сильно написано - значит вообще ничего не сказать :?

Я тоже думал, что прочитал у него все. Но у Ремарка кроме романов есть еще рассказы, письма, статьи и интервью. Зная мое уважение к автору, сын принес почитать эти редко публикуемые вещи.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Обожаю Ремарка, прочитал все собрание сочинений, но такого не читал. Где скачать или купить???? :cool:

Выходные данные книги:

издательство "Гудьял-Пресс", 1999г. серия "Гранд Либрис". Тел: (495) 306-91-20, 306-91-21

Вечером спрошу у сына, где он покупал.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Так это и весь рассказ?

Или тока фрагмент?

Он большой?

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Так это и весь рассказ?

Или тока фрагмент?

Он большой?

Рассказ небольшой, это - окончание.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Адрес книжного магазина: ст.м. Павелецкая, ул. Бахрушина, д.28 или 30. Номер дома неточен, наколка - маленький книжный магазин при издательстве.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, Ремарк вещь - неоднократно всего перечитывал. По войне у него "Возвращение", "На западном фронте без перемен" и "Время жить и время умирать". А лучшие конечно - "Черный обелиск" и "Три товарища" и "Возлюби ближнего своего". ИМХО.

Что касаемо лучших описаний войны, на мой взгляд это все же Анри Барбюс "Огонь".

"...Внизу, среди множества неподвижных тел, бросаются в глаза зуавы, стрелки и солдаты Иностранного легиона, убитые во время майского наступления; их легко узнать: они разложились больше других. В мае наши линии доходили до Бертонвальского леса, в пяти-шести километрах отсюда. Началась одна из страшнейших атак за время этой войны и всех войн вообще; солдаты единым духом добежали сюда. Они составляли тогда клин, который слишком выдался вперед, и попали под перекрестный огонь пулеметов, стоявших справа и слева от пройденной линии. Вот уже несколько месяцев, как смерть выпила глаза и сожрала щеки убитых, но даже по этим останкам, разбросанным, развеянным непогодой и почти превращенным в пепел, мы представляем себе, как их крошили пулеметы; бока и спины продырявлены, тела разрублены надвое. Валяются черные и восковые головы, похожие на головы египетских мумий, усеянные личинками и остатками насекомых; в зияющих черных ртах еще белеют зубы; жалкие потемневшие обрубки раскиданы, как обнаженные корни, и среди них - голые желтые черепа в красных фесках с серым чехлом, истрепавшимся, как папирус. Из кучи лохмотьев, слипшихся от красноватой грязи, торчат берцовые кости, а сквозь дыры в тканях, вымазанных чем-то вроде смолы, вылезают позвонки. Землю устилают ребра, похожие на прутья старой, сломанной клетки, а рядом - измаранные, изодранные ремни, простреленные и расплющенные фляги и котелки. Вокруг разрубленного ранца, лежащего на костях и на охапке лоскутьев и предметов снаряжения, белеют ровные точки; если нагнуться, увидишь, что это суставы пальцев.

Всех этих непохороненных мертвецов в конце концов поглощает земля, - кое-где из-под бугорков торчит только кусок сукна: в этой точке земного шара уничтожено еще одно человеческое существо.

Немцы, которые еще вчера были здесь, оставили без погребения своих солдат рядом с нашими; об этом свидетельствуют три истлевших трупа; они лежат один на другом, один в другом; на голове у них серые фуражки, красный кант которых не виден под серым ремешком; куртки - желто-серые, лица - зеленые. Я рассматриваю одного из этих мертвецов; от шеи до прядей волос, прилипших к шапке, это - землистая каша; лицо превратилось в муравейник, а вместо глаз - два прогнивших плода. Другой - плоский, иссохший, лежит на животе; спина в лохмотьях; они почти развеваются по ветру; лицо, руки, ноги уже вросли в землю.

- Поглядите! Это свеженький!..

Среди равнины, под дождливым, холодеющим небом, на этом похмелье после оргии резни, воткнута в землю обескровленная, влажная голова с тяжелой бородой.

Это один из наших: рядом валяется каска..."

Скачать можно здесь http://www.barbus.org.ru/lib/sb/book/356/page/0

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

лавруша

Спросил сына, читал ли он Барбюса "Огонь"?

Сын уверенно ответил - Да!

После уточнения оказалось, что он имел в виду "Борьбу за огонь"...

Нашел фото одного автралийца. Практически иллюстрации...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.